Менделеевские новости
  • Рус Тат
  • Ильсия Бадретдинова в своём интервью призналась, что мечтает родить дочь

    Как и обещали, предлагаем вашему вниманию интервью с певицей И.Бадретдиновой, которая недавно дала большой концерт в Менделеевске.

    – Ильсия Ядегаровна, сейчас много говорят о синдроме эмоционального выгорания, особенно среди творческих людей. Вы сталкивались с подобной проблемой, если да, то как её преодолевали?

    – Я переживаю этот синдром после каждого концерта, эмоционально опустошаюсь, выбиваюсь из сил. Вредных привычек у меня нет – не курю, алкоголь не употребляю. Когда завершаю гастрольные туры, восстанавливаюсь дома: нажарю семечек, заварю зелёный чай, удобно устраиваюсь на подоконнике и закрываю шторы. В такие минуты сын знает, что сейчас мне очень тяжело. Щёлкаю семечки, мелкими глотками пью чай и наблюдаю улицу. Всегда вспоминаю слова бабушки – умной, мудрой и терпеливой женщины: “Кызым, – говорила она мне, – когда тебе плохо, обратись к Аллаху, потом подумай о незрящих, глухих, слепых людях, прикованных к постели детях. Им тяжелее и больнее в сто, тысячи раз...” Отпускает...

    – Если по объективным или субъективным причинам придётся оставить сцену, какое направление деятельности выбрали бы?

    – Стала бы домохозяйкой. Мечтаю родить дочь. Но для этого нужно найти мужчину сильнее меня по характеру и готового принять моего сына.

    – Ваши песни разножанровые, есть ли среди них такая, к которой не лежала душа, просто её надо было исполнить?

    – Нет, уже читая тексты, я понимаю, что не смогу песню спеть, поэтому и не берусь.

    – А самая любимая композиция?

    – До недавнего времени была одна – “Торып бас!” (“Вставай!”), в ней словно говорится о моей судьбе. Теперь появилась премьерная песня – “Я – младший сын папы”.

    – Расскажите историю её создания.

    – В семье нас трое – две сестры и я. Когда мама мной забеременела, папа был уверен даже не на сто, а на двести процентов, что родится мальчик. Но его ожидания не оправдались. Не знаю, что испытал тогда папа, но воспитывал он меня как мальчишку. Брюки и футболки были моей повседневной одеждой, катал на мотоцикле, брал с собой на лесозаготовку, учил всей мужской работе. И с любовью называл: “Мой младшенький сыночек!” Родного человека не стало два месяца назад... При его жизни я собиралась написать о папе песню... Отец, который был душой всей деревни – электриком, сварщиком, столяром, слёг в постель внезапно и начал таять на глазах. Друзья, которые приходили его проведать, не могли сдерживать слёзы, плакали даже мужчины. За два дня до смерти я записала таки песню. Приехала домой, включила композицию. Папа лежит, уже не видит и не слышит. Вдруг тихонько задел меня ногой, по лицу скатилась единственная слеза...

    – Ильсия Ядегаровна, вы рассказали грустную историю, примите и наши соболезнования. По натуре вы сильная женщина, кого или что считаете точкой опоры в своей жизни.

    – Конечно же Аллаха и сына Наримана. Он – смысл моей жизни, друг, советчик, вдохновитель.

    – Ваши впечатления о Менделеевске?

    – Так уж получилось, в вашем городе я последний раз была пять лет назад. И в этот раз коллеги говорили: “Не заезжай в Менделеевск, там народ не ходит на концерты”. У меня сильная интуиция на зрителя, уже с первого выступления поняла, что в зале собрались доброжелательные люди, пришедшие от души отдохнуть. Цветы, подарки тоже подтвердили это. Я пела для вас с удовольствием!
     

    Реклама
    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: